ЗАЩИТА ОТ ОСКОЛКОВ ЭКИПАЖЕЙ И ВНУТРЕННЕГО ОБОРУДОВАНИЯ БРОНЕТЕХНИКИ

Защита от осколков экипажей и внутреннего оборудования бронетехники

Проблема защиты экипажей (расчетов, десанта), боеприпасов и топлива, внутреннего оборудования танков и другой бронетехники от поражающих факторов противотанковых средств (ПТС) всегда была и остается актуальным вопросом, требующим адекватного решения. Особое внимание этой проблеме уделяется в современных условиях, когда укомплектование армий развитых стран происходит в значительной мере (а в некоторых армиях – и полностью) профессиональными военнослужащими, стоимость подготовки, обеспечения и страховки которых зачастую превышает стоимость самих боевых машин. К тому же и цена самих боевых машин сейчас настолько велика, что невозможно организовать их закупку десятками и сотнями тысяч единиц, как было в годы Второй мировой войны и в первые десятилетия после её окончания. Поэтому вопрос обеспечения высокой живучести техники и экипажей становится не менее важным, чем повышение собственно боевых свойств бронетехники и квалификации военнослужащих.

Осколки как основной поражающий фактор

Вопреки распространенному заблуждению, экипажи танков и другой бронетехники в основном поражаются осколками бронебойных боеприпасов (как кинетических, так и кумулятивных) и вторичными осколками тыльного слоя брони, а вовсе не «избыточным давлением», «пламенем» и т.д. Даже в современных конфликтах с высокой долей ПТС с мощными кумулятивными боевыми частями на осколочные поражения приходится 60-70% ранений экипажей, и в несколько раз меньше (10-15%) – на ожоги.

Основным поражающим фактором, воздействующим на экипажи бронетехники и внутреннее оборудование, для кинетических боеприпасов являются осколки снаряда («ударного ядра») и брони. При пробитии танка бронебойно-подкалиберными снарядами формируются мощные осколочные потоки – около 200 осколков общей массой до 500 г. Примерно то же самое происходит при разрушении броневой защиты танков кумулятивными боеприпасами. И даже если броня не пробита, возникает поток вторичных осколков от внутренней поверхности или частей оборудования.

В случае пробития легкобронной техники пулями калибра 7,62–12,7 мм в заброневом пространстве формируется поток осколков от брони и сердечников пуль в количестве до 110 шт.

Пробитие баллистической защиты кумулятивным боеприпасом формирует еще более многочисленный поток осколков – до 600-700, оброазующих конус поражения с углом разлета до 90-100 градусов. Поражающий осколочный поток при пробитии бронетехники в основном (до 70 процентов) состоит из осколков массой 1-3 г и скоростью до 600 м/с.

При этом поражение даже тяжелой бронетехники (танков и машин на их базе) возможно практически с любого направления. Даже в лобовой проекции современных танков защита от мощных противотанковых средств реализована на 70–80 процентах площади лобовой проекции, а углы безопасного маневрирования не превышают 22-30°. За этими пределами попадание мощных ПТС вызовет с высокой вероятностью пробитие брони.

По опыту боевых действий в локальных конфликтах российскими специалистами были сделаны следующие выводы.

Наиболее массовыми средствами поражения, применяемыми в ближнем бою, что характерно для локальных вооруженных конфликтов, являются:

·        противотанковые гранатометы различных типов;

·        стрелковое оружие, включая крупнокалиберные пулеметы;

·        мины и различные фугасы, составленные из зарядов ВВ.

Другие средства поражения, такие, как артиллерия, в том числе танковые пушки, управляемые реактивные снаряды (ракеты) и др. используются значительно реже.

Условия, в которых ведутся боевые действия в городах, в других населенных пунктах, характеризуются ограниченностью зон обстрела и обзора, сложностью маневра и управления подразделениями. Нетрадиционный характер боевых действий в локальных вооруженных конфликтах, т.е. действия противника  из засад, подвалов домов, верхних этажей зданий, широкое применение мин, использование БМП, БТР и танков для сопровождения колонн не позволяет использовать в полной мере выгодные участки баллистической защиты машин, т.к. невостребованными остается броневая защита лобовой (т.е. наиболее защищенной) части.

Наиболее характерными условиями обстрела являются обстрел с бортов и кормы, а в городах и горных условиях – также при значительных курсовых углах. Применение указанных выше средств поражения ведет к большим потерям бронетанкового вооружения и техники (БТВТ), в связи с чем возникла настоятельная необходимость адаптации защиты БТВТ к особенностям боевых действий и разработке индивидуальных средств защиты членов экипажа.

Средства и способы защиты от осколков

Первые меры по защите экипажей от осколков бронебойных пуль и снарядов, пробивавших броню, а также вторичных осколков тыльного слоя броневой защиты, применялись еще в годы Первой мировой войны, с началом широкого применения бронетехники (танков и бронеавтомобилей) на поле боя. Уже в то время были реализованы простейшие средства защиты головы экипажей танков от осколочного поражения.

Тотальный характер Второй мировой войны, за годы которой производство (и потери) бронетехники превысили несколько сотен тысяч единиц, не позволил реализовать на практике предложения по противоосколочной защите экипажей и внутреннего оборудования боевых машин. Единичные примеры, вроде защитного шлема Т20 для американских танкистов, скорее были исключением из общей тенденции того времени: решать проблему защищенности наращиванием броневой защиты.

Послевоенный период характеризовался появлением ядерного оружия. Соответственно, развитие бронетехники и средств защиты личного состава пошло, главным образом, в направлении снижения воздействия поражающих факторов ядерного оружия. В частности, танки и другая бронетехника получили внутренний (подбой) и наружный (надбой) слои защиты от нейтронного и гамма-излучения. Эти покрытия изготавливали из водородосодержащих полимеров с добавками свинца, лития и бора. Подбой в определенной степени обладал свойством удержания и замедления первичных и вторичных осколков при пробитии брони, но, как показал опыт последующих локальных конфликтов, этого было совершенно недостаточно.

Обширную практику боевых действий с массовым использованием бронетехники и современных ПТС с обеих сторон получила армия Израиля в 1967, 1973 и 1982 годах. Именно тогда были впервые массово реализованы такие новые средства баллистической, специальной и индивидуальной защиты:

·        динамическая защита (ДЗ) танков;

·        противоосколочный подбой бронетехники на основе арамидных материалов;

·        противоосколочные бронежилеты и шлемы для экипажей;

·        комбинезоны из негорючей ткани.

По некоторым зарубежным оценкам, при использовании экипажами средств индивидуальной защиты безвозвратные боевые потери снижаются до 2,5 раза. Поэтому в армиях развитых стран средства индивидуальной бронезащиты (СИБ) – это обязательный элемент экипировки членов экипажей бронемашин. В армии США члены экипажа танка М1 «Абрамс» уже с 1987 года обеспечены мягкими бронежилетами из ткани кевлар массой 3,5 кг.

В случае применения не только бронежилета, но еще и противоосколочного шлема при пробитии брони с задней полусферы (наиболее слабо защищенная часть бронетехники) обеспечивается практически полная защита члена экипажа, находящегося в рабочем положении.

После арабо-израильской войны 1973 года в Советской Армии были приняты на снабжение танковые комбинезоны из негорючего материала, перчатки и лицевые защитные маски. Однако широкого распространения они не получили. А противоосколочных шлемов и бронежилетов отечественные танкисты вообще не имели до последнего времени.

Между тем, при анализе характера поражений бронетехники в событиях на Кавказе в 1994–1996 гг. специалисты Главного автобронетанкового управления Министерства обороны РФ установили случаи, когда танки сохраняли боеспособность, имея по два-три пробития РПГ (в одном случае даже 11 пробитий), однако экипажи были полностью выведены из строя из-за множественных осколочных ранений.

Очевидно, что экипажи танков и боевых бронемашин нуждаются в дополнительной защите. Наиболее эффективным средством защиты от осколков являются индивидуальные защитные комплекты для членов экипажей. В Российской армии приняты на снабжение защитный комплект 6Б15 «Ковбой» экипажей боевых машин, защитный комплект 6Б25 экипажей машин ракетных войск и артиллерии Сухопутных войск. Сейчас они закупаются Министерство обороны РФ и поступают в войска.

Например, при испытании бронежилета из состава комплекта 6Б15 «Ковбой», находящегося за стальной броней БТР толщиной 13,6 мм, после обстрела бронебойными пулями крупнокалиберных пулеметов калибра 12,7мм было установлено, что при пробитии образуется поток осколков массой 0,2-12 грамм в количестве до 60 шт. Все осколки были задержаны арамидным материалом Русар (производства ЗАО «КШФ «Передовая текстильщица»), входящим в состав бронежилета. В худшем случае было пробито до 65 процентов слоев.

Не менее важным элементом повышения защищенности экипажей бронетехники и внутреннего оборудования является противоосколочный подбой. Как показывает тестовый обстрел бронебойными боеприпасами оснащенной арамидным подбоем техники, противоосколочный подбой удерживает около 70% осколков, заносимых в заброневое пространство при пробитии брони кинетическими или кумулятивными боеприпасами. Такая мера позволяет кратно снизить вероятность поражения экипажей и оборудования осколочным полем.

На уже существующей бронетехнике элементы противоосколочного подбоя могут быть выполнены в виде панелей (штор) с быстросъемными креплениями. На модернизируемых образцах противоосколочный подбой эффективнее выполнять постоянным, на возможно большей площади, с учетом конструктивных особенностей бронетехники.

На разрабатываемых образцах бронетехники нового поколения (унифицированные платформы «Армата», «Курганец-25», «Бумеранг», САУ «Коалиция» и других) противоосколочный подбой является неотъемлемой частью баллистической защиты и конструкции машины в целом.

Виктор Мураховский